Jump to content

Search the Community

Showing results for tags 'arkadiy gershman'.

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Forum Administration
    • News
    • Your questions
    • Complaints
    • Suggestions
  • Countries of the world
    • Asia
    • Africa
    • Europe
    • Caribbean
    • Oceania
    • North America
    • Central America
    • South America
  • Transport
    • Auto community
    • Motorcycle community
    • Public transport
    • Electric scooters
  • Internet
  • Computers
  • Mobile Operating Systems
  • Home
  • Culture and art
  • Medicine and Health
  • Unidentified
  • Society and politics
  • Recreation and entertainment
  • Business
  • Work and earnings
  • Goods and services
  • End of the Forum

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


About Me


City

  1. В центре Екатеринбурга есть большой комплекс 1930-х годов: Городок Чекистов. Соцгород строили для сотрудников НКВД и обслуживающего персонала во времена архитектурных и социальных экспериментов — авангард и конструктивизм шагали по СССР. Тут нет кухонь, зато была своя столовая, служба доставки и даже подсобное хозяйство. Газ же завели в квартиры задолго до общей газификации города. Сегодня Городок разваливается и потерял былое величие: сами жители меняют его изнутри квартир и снаружи домов. Зато Городок пытаются понять и оценить: здесь проводят научные исследования и фестивали, водят экскурсии и пытаются поднять ценность быта в глазах жителей Екатеринбурга и туристов. Эта работа даёт свои плоды: горожане быстро раскупают квартиры, особенно сильно недвижимость пользуется спросом у людей с креативными процессами и подходами к жизни. При этом у городка остаётся множество тайн и вопросов: что скрыто в подвалах, как поступать с гостиницей Исеть и влияет ли такой быт на ценности старых и новых жителей Городска Чекистов.
  2. Как спасти малые города России от вымирания? Недостаточно просто настроить заводов и жить как раньше — экономика и люди в 21 веке не те же самые, что в 20 веке. Часто необходимо перепридумать город, упаковать его по-новому и дать стимул самим горожанам развивать город. Туристы — неплохое решение, особенно если ваш город отличается от всех других. Например, Богородицк под Тулой сами горожане решили развивать как город-театр. Для этого архитекторы изучили историю города до времён Екатерины II, подчёркивают планировку города и роль усадьбы Бобринского. Здесь уже очистили центральный пруд и провели благоустройство набережной. Попутно идёт восстановление наследия Болотова: восстанавливают каскадные пруды, планируют вернуть яблоневые сады и даже создать поле с чабрецом. Важно в этой истории источник инициативы: почти всё это создаёт городское сообщества. Здесь большая традиция меценатства, за счёт которой город продолжает жить и развиваться.
  3. Мы вновь в прекрасном Екатеринбурге! Как вы помните, я считаю этот город лучшем в России, поэтому после Красноярска полетел именно сюда. Сегодня мы посмотрим на мировую архитектуру в центре города и заедем в новый район Академический. С последнем недавно начали строить трамвай, хотя почему-то рельсы и министров сначала привезли, а после на всякий случай всех увезли. Заодно поговорим о планах города на юбилей и будущую Универсиаду — власти явно хотели одного, а получили другое. Тем не менее, планов много и мы обговорим задумку пустить городскую электричку и вспомним о влажных мечтах на вторую линию метро. Также мы посмотрим на новое благоустройство улиц, я расскажу о местном дизайн-сообществе и их работах в городе. В конце же мы сходим в креативный кластер города и узнаем судьбу Дома Маклецкого.
  4. Мы на крайнем севере! Мурманск сейчас активно пытается стать столицей Арктики, но у города очень много проблем. Ещё недавно от сюда массово уезжали жители, а сейчас тут пытаются развивать туризм и строить сервисную экономику. В ролике мы поговорим про благоустройство в условиях крайнего севера, как полярная ночь влияет на жизнь людей и что с этим делать, нужно ли обустраивать смотровые зоны и что не так с Алёшей. Заодно посмотрим на новый велопрокат и доедем до самой северной троллейбусной остановки в мире. Заодно вспомним про Териберку — это небольшое село в двух часах от Мурманска, где как раз смогли поменять мышление и осознать свои возможности. Без радостных плакатов и дизайн-кодов село начало подниматься: предприниматели поверили в себя и место, что дало толчок для развития туризма. Это хороший урок, который следует изучить мэру Мурманска и команде губернатора.
  5. В этой части смотрим Исторический квартал и разбираем хорошие примеры благоустройства города. В том числе заглянем на новую смотровую площадку города и поговорим про пешеходный проспект Мира. Также пройдёмся по транспорту: как работают платные парковки, в чём проблема светофоров, почему Красноярску не нужно метро, как в городе забили на трамвай и обсудим троллейбусное развитие города. В целом, у властей явно ещё есть надежда победить пробки развязками, односторонними улицами и «ещё одной полосой». В эту часть не вышли культурные новости города: как художники занимаются подземным переходом, архитектурные новинки вдоль Качи и будущее музейного квартала в центре Красноярска.
  6. Я и Илья Варламов недавно ездили в Череповец, крупный моногород в Вологодской области. Если посмотреть на город сверху, то масштабы впечатляются: половина города застроена домами, улицами и парками, а вторая половина — металлургический завод Северстали. Череповец — пример корпоративного богатого города, но на самом городе это не особо отображается. Здесь плохое благоустройство, отсталый общественный транспорт (хоть и с трамваем), негуманная среда новых районов и так далее. При этом город постоянно что-то делает, но постоянно получается так себе. В общем, в очередной раз мы видим доказательство простого тезиса: деньги и качество проектов — разные вещи.
  7. В Москве в конце мая 2021 года открыли новый вокзал Восточный. Это первый вокзал в столице за почти сто лет. Он расположен рядом с метро Черкизовская и станцией МЦК Локомотив. В этом ролике мы разберём причины появления нового вокзала, почему выбрали именно это место и при чём тут Курский вокзал Москвы. Кроме того мы разберём главные проблемы Восточного: идиотскую планировку, театр безопасности, плохую автобусную доступность и проблему с платформами. В конце же будет призыв к Собянину исправить безобразие, тем более это несложно сделать.
  8. Москва — очень разный город. Внутри МКАДа может быть красота и вообще «как похорошела столица при Собянине», а вот в новых районах полный ад и весь набор градостроительных проблем. Некрасовка это хорошо доказывает. Здесь на месте полей аэрации (это очистка стоков с канализации) построили огромные кварталы с однотипными домами-человейниками, а вокруг разбили парковку. Вместо улиц здесь трассы, вместо зелени — пыль и грязь, вместо уютного двора — проходное место и так далее. Зато со своим метро... которое идёт мимо центра и повторяет все возможные ошибки проектирования. Район активно застраивается несмотря на все транспортные, социальные и градостроительные проблемы. Ещё я забыл дойти до главное достопримечательности района — огромной свалки в центре микрорайона.
  9. Томск строили как столицу Сибири, а совсем недавно его развивали как сибирский Оксфорд из-за большого числа университетов. Город во многом уникальный для России и интересный, но без проблем не обходиться. В этой части посмотрим на новое благоустройство города: как кубометры граниты и столбы убивают набережные и центральную улицу. Изучим новый район Северный парк, его плюсы и минусы. Поговорим про роль университетов и студентов для города. Заодно затронем тему газовых ПАЗиков и архитектуры улиц. Не забудьте подписаться, ведь в следующей части будет Томск деревянный: как здесь спасают наследие и приспосабливают старые дома под новые нужды.
  10. Оренбург — удивительный город! Среди былой красоты здесь вырастают коробки в стиле евроремонта, а по улицам и безымянным остановкам гоняют ПАЗики. Если вы не знаете, куда стоит съездить на выходные — Оренбург ваш выбор! Ведь банально ещё лет 10 подобного отношения к городу и красоты не останется. При этом есть и хорошие новости: в Оренбурге есть жители, которым не всё равно на свой город. Например, предприниматель Антон превратил старый гараж в прекрасный лофт с магазином цветов и кофе. А ведь это памятник архитектуры и самый центр города, но долгие годы его просто использовали как гараж!
  11. Почему типовые хрущёвки и панельки перестали отвечать современным запросам и их приходиться сносить? А возможно ли не сносить дома, а просто реконструировать их? И чем старые хрущёвки лучше новостроек — сегодня говорим об этом. В городах у нас Дербент, где было допущено множество ошибок, но за последние годы приняли много хороших вещей с точки зрения градостроительства и урбанистики.
  12. В середине марта я сорвался в Европу, это было ещё до массового закрытия границ из-за вируса. После Будапешта была Братислава. Почему она? А почему бы и нет! Местами Братислава напоминает почти любой город бывшего СССР, но есть ряд отличий от нашей повседневности: отличный трамвай, сдержанное поддержание, смелость для постройки велодорожек и тактического урбанизма. В этом ролике посмотрим на трамвай, самый большой панельный спальник Европы, исторический центр и многое другое!
  13. Это видео будет уже частью истории через несколько лет – район Метрогородка Москвы снесут практически полностью при реновации. Решил съездить туда вместе с Сашей Усольцевым: поговорили о хрущёвках, их проблемах, реновации и будущем. Заодно спросил, почему район Метрогородка без метро
  14. Разрушающаяся Тверь. Как спасти город?
  15. Иркутск — один из немногих городов России, в который хочется постоянно возвращаться. Здесь нет гранитных тротуаров, красивых столбов, нормального общественного транспорта или небоскрёбов, но он притягивает своей насыщенной жизнью и разнообразной средой. Это те вещи, которые сложно потрогать, но они хорошо считываются. Ещё в городе есть 130 квартал, про него я рассказывал отдельно — во многом это был эксперимент по насыщению подходных путей к торговому центру интересным и локальным фоном. Сегодня этот квартал выглядит пошловато и разваливается, но в итоге фон стал интереснее самого торгового центра и обратил общее внимание на ценность деревянного зодчества и истории места. И, самое главное, этот опыт доказал экономическую привлекательность старых деревянных домов. Сейчас же в городе пошли ещё дальше: взяли огромную территорию в 13 кварталов и через собственников домов пытаются сформировать новый центр города. Проект называется Иркутские кварталы.
  16. Про Улан-Удэ я знал две вещи: тут царь-голова Ленина-бурята и ездят новые трамваи. Хотя есть ещё один факт: здесь схитрили и назвали свой аэропорт «Байкал» для привлечения туристов, хотя от Иркутска до Байкала раза в два ближе. В целом, все три факта скорее хорошие и интересные, как минимум — нетипичные для России. Но случайным образом выяснилось, что в город в те же дни летит Илья Варламов, даже тем же рейсом. Он активно приговаривал «там жопа, он постоянно внизу рейтинга благополучия». Мы посмотрели центр и окраины, в городе ещё есть следы былой красоты и интересности. Но представления о благоустройстве, транспорте и связанности районов здесь не ушли дальше 2000-х. В процессе знакомства с городом я всё чаще ловил себя на мысли «да, кругом полная жопа». Илья же неожиданно переобулся, началось «не так плохо, как я ожидал». Вот она, сила образов и ожиданий!
  17. В Чите я ожидал увидеть горы мусора среди бараков и панелек, но этого не случилось. Зато я увидел крайне наплевательское отношение к архитектуре и горожанам — почти каждый фасад увешан дешёвой рекламой, а через каждые 50-100 метров идёт билборд. Такого количества рекламы на улицах я давно не встречал. Ещё я съездил до посёлка Текстильщиков — район деградирует, останавливать это никто не собирается. Между тем, проблему можно развернуть, дав жителя палисадники и городские огороды. С частным сектором всё сложнее, но его тоже можно очеловечить, просто убрав высокие глухие заборы.
  18. В Москву вернулось солнце, поэтому я решил выйти из дома и показать мой любимый район — Басманный. Более того, я считаю, что он самый лучший в Москве! Посмотрим на примеры реновации и перестройки заводов, пешеходные улицы, поговорим про разнообразие и прочую урбанистику!
  19. Смотрим Смоленск! Чем хорош вокзал, стоит ли реконструировать улицы по бесплатным проектам и как бездарно потратить 650 млн. рублей на главную набережную города. Ещё тут особое отношение к наследию: исторические памятники реконструируют евроремонтом, а состояние главной крепости города — плачевное. Я прошелся по центру города, чтобы показать вам как не стоит делать и забрался внутрь крепости — покажу изнутри, как Смоленск ценит архитектурное наследие!
  20. Съездили с Ильёй Варламовым в Тамбов. Сначала думали про Таллин или Смоленск, но по времени не подходили. Зато в Тамбове никто из нас ещё не был. Сказать честно, я разочарован мальчиком, который хотел в Тамбов – что он тут забыл вообще? Жителям будто бы плевать на свой город, раз они так спокойно наблюдают за его разрушением чиновниками и бизнесом. Будет ещё вторая часть про новый район, но не думайте, что там всё хорошо.
  21. Результат типичной политики крепкого хозяйственника хорошо виден даже у стен Кремля, но если Москва и Петербург могут закидывать яму проблем деньгами, то в других городах такой возможности нет (что иногда даже хорошо). Киров – не исключение, самая частая эмоция от окружающего пространства: город устал.
  22. Застройщики начинают охотиться за архитекторами и дизайнерами, которые умеют не создавать отдельные человейники, а формировать качественную застройку, где приятно проводить время вне квартиры. Брусника — одна из таких компаний, которая расположена в Екатеринбурге.
  23. Илья Варламов неожиданно предложил съездить с ним в Минск на два дня. Я парень простой — меньше чем за сутки до вылета был взят билет и в путь.
  24. В какой-то момент у Нижнего всё пошло куда-то не туда. И, с тех пор, он не может вырулить с этого неверного направления. Нижний — прекрасный, настоящий город, но его хочется как будто отмыть. А ещё где-то подкрасить, где-то доделать, убрать невоспитанных автомобилистов с трамвайных путей — и будет отличный город. А пока вот так.
  25. Красноярск делает один шаг вперёд, но одновременно три шага назад — это цена отсутствия общей стратегии и диалога между разными управленцами. Если этого не исправить, то все хорошие проекты будут тонуть в общем ужасе. Здесь научились делать хорошо некоторые вещи, но всё остальное проседает и тянет город на дно. Впереди у города 400-летие, под это будут просить миллиарды и придумывать мегапроекты. Без стратегического планирования ничего не изменится, лишь станет больше головной боли.
×
×
  • Create New...