Jump to content

Про условного снайпера в реальной боевой обстановке


Recommended Posts

Итак, вы командир группы. Снайперов у вас штатное количество. Вы отправите своего разведчика, призывника или контрактника, одного или вдвоем, кого-то «исполнять»? Вопрос — кого? Командир группы разве обладает информацией о каких-то фигурантах (лидерах НВФ) в зоне ответственности отряда? Вряд ли, а если вернее, то не обладает. Хорошо, если у командира отряда и начальника оперативно-разведывательного отделения налажен контакт с действующими в этом районе оперативно-агентурными группами, с «операми» из других органов и ведомств, имеющих свою агентуру. Тогда информация будет, но сам ее реализовать командир отряда вряд ли сможет, а командир группы или командир роты подавно. Для того чтобы запустить РГ СпН на выполнение задачи, необходимо боевое распоряжение вышестоящего штаба. А распоряжение подписывается начальником разведки группировки и начальником штаба. Составляет распоряжение, конечно же, направленец на отряд, проверяет начальник отдела. Распоряжение делается не на пустом месте. Изучение обстановки в зоне ответственности отряда, сбор сведений от всех источников, согласование во всех структурах, проверка информации по нескольким видам разведки (радио-, агентурная, воздушная тепловизионная), сведения от местных, сведения от других взаимодействующих структур и проч. — вот что предшествует принятию конкретного решения. Так вот, я ни разу ни одного распоряжения на отправку снайпера (трижды опытного) не составлял. Да и другие направленцы тоже. Я говорю о моем боевом опыте с 2000 по прошлый, 2012 год. А если бы составил, то начальник отдела покрутил бы у виска и послал бы меня…

Ну а если не послал? Представьте: ради одного человека (пусть даже самого-самого подготовленного снайпера) нужно заводить оперативное дело, согласовывать прикрывающие огни артиллерии, держать в готовности группу на эвакуацию. А связь? Он же снайпер, а не радист. А без нее никак, нет у нас спутниковых малогабаритных станций, как у Тома, значит, нести приходится станцию АРК. Хотя нет, ты же далеко идешь, а она дорогая, еще потеряешь. Поэтому на тебе привычная Р-159 с аппаратурой засекречивания Т-240 да комплект запасных батарей к ней. И так далее… Учитывая реалии, наш снайпер, в отличие от киношного героя, будет тащить груз килограмм под 60. А ведь еще и вертолето-вылеты надо запланировать. Но, как обычно, погоды нет, и борт отдали под командующего, потому снайпер пойдет пешком. Вы думаете, он пойдет? Нет. Он ведь помимо всего прочего хорошо знает истории про разведчиков-душегубов. Про тех, которые истребляют местных жителей, и любителей собирать черемшу далеко от дома и с автоматом в руках. Он помнит, что после пары боестолкновений весь отряд переполняли работники прокуратуры и требовали сознаться в преступных деяниях. Разведчик теперь подкованный, он прекрасно сознает, что нет у него никакой юридической основы для шараханий по лесам и устранения фигурантов.

Поэтому наш опытный снайпер выйдет себе мирно за бруствер, оборудует дневку метрах в ста от лагеря и будет сидеть там все время выполнения группой боевой задачи, ожидая целеуказания от командира.
Про оружие

Что еще? Почему все время пишу про СВД, ведь у нас есть еще образцы, стоящие на вооружении. К примеру, ВСС. Дальность — 400 метров. Оружие специализированное и неплохо себя проявившее, но в тот контекст, о котором идет речь в материале, наверно, не сильно вписывается. Бывали случаи, когда при наличии в РГСпН нескольких ВСС и АС проводились весьма успешные бесшумные засады, но согласитесь, для «исполнения» фигуранта должен быть определенный запас как по дальности, так и по возможностям применения.

Ну и по остальным винтовкам. В-94 весит 11,7 килограмма, прицельная дальность стрельбы почти два километра с 13-кратным прицелом. И вот скажите мне, нужна ли эта «дура», чтобы ее таскали в группе? Бывало, пару раз таскали, но быстро отказались. В лесу дальность два километра ни к чему. Да и винтовка крупнокалиберная и специфическая. Чтобы с ней работать, снайпера надо учить. Долго и упорно. Зимой 2000 года с нами ходили парни из смежного ведомства, именно снайперская пара. Дошли до леса и остановились, сами поняли, что никакого смысла идти дальше нет. Винтовка эта хороша для ведения боевых действий в городских условиях, причем в качестве антиснайперского оружия. Пробиваемость у нее хорошая, ну а нашему снайперу, который на данный момент служит всего лишь год, она вообще ни к чему.

СВ-98 калибра 7,62 Х54, изготовленная на базе спортивного «Рекорда», прицельно стреляет на 800 метров. Винтовка дорогая, снайперов учить надо, а они служат всего год. Какой смысл? Еще сломают или потеряют, а результат?

Про иностранные образцы типа AV или HK я вообще молчу. Есть ли альтернатива недорогой и простой, как пять копеек, СВД? Наверное, есть. К примеру, та же винтовка Мосина СВМ. Дешево и сердито. Навесь оптику и целеуказатели, пристреляй и вперед. Патрон наш 7,62 Х54, прицельная дальность 2000 метров, убойная 3000 метров. Я пробовал. Нормально, для нас пойдет. Если умеешь стрелять.

Итак, северокавказский период разобрали. Что дальше — Афганистан? Там я не был и судить о работе снайперов подразделений СпН не могу. Хотя, думаю, она мало чем отличалась от действий в Северо-Кавказском регионе.

Так где же снайперы работали так, как те, о которых написано в литературе и сняты фильмы? Конечно, на Великой Отечественной войне. Почему? Да потому, что война была позиционная, имелась линия фронта, линия соприкосновения войск. Где бы она ни проходила — по полю, по лесу, по кварталу, по дому, она была. Было точно ясно: вот наши позиции, вот вражеские.

А снайперы, как наши, так и немецкие, откуда работали? Правильно, или со своих позиций, или с нейтральной полосы. И ведь это невероятно выгодно. Для обеспечения жизнедеятельности, связи, огневого прикрытия и вывода отдельного снайпера особых затрат не надо. Главное – выбраться скрытно и замаскироваться. Если фронт завис в позиционных сражениях, не двигаясь ни в одну, ни в другую сторону, то соответственно активизируется работа снайперов. Особенности маскировки, скрытного передвижения, мер по обману и вскрытию противника я описывать не буду, этого полно и в литературе, и в Интернете. И в этой ситуации нашим бойцам действительно приходилось сутками лежать и в холоде, и в голоде, и в сырости, вычисляя своего фигуранта. На войне им было намного проще. Опытный снайпер с настрелом за сотню «фрицев» мог спокойно выбирать себе цель, отсекая ненужное в виде мелких сошек — рядовых, обозников и проч., дабы раньше времени себя не демаскировать. Наш боец знал, что, убив вражеского офицера, он уже выполнил долг, и никто его не потащит в суд и под следствие. Не окажется матерый фашист «мирным крестьянином», от нужды напялившим погоны и просто так шляющимся по позициям в поисках коровы. Война — это война, там понятно, где свои, а где враги. В наступлении снайперы обычно в атаку не ходили. Сколько я ни лопатил архивы, не встречал никаких упоминаний о снайперской работе при развитии успеха. Знаю точно, что работали со своих позиций и возвышений через спину наступающей пехоты. Таким образом, Великая Отечественная — единственный пример «многосуточного лежания в холоде и голоде ради одного-единственного выстрела».
Про взвод снайперов

Каковы же нынешние реалии Вооруженных сил РФ, получивших в последние годы так называемый «новый облик». Оказывается, в штатах мотострелковых и воздушно-десантных бригад появились взводы снайперов!

У меня возникает вопрос: для чего? Как сейчас мы видим боевые действия в случае реальной большой войны или простого локального конфликта? Мы отходим от старых догм. На многочисленных сборах нам, офицерам уровня не ниже командира бригады, показывали «новые способы» ведения боевых действий. К примеру, десантно-штурмовая бригада ведет наступление силами нескольких отдельных батальонов в своей полосе фронта, обходя укрепленные участки и районы и прорываясь на оперативный простор при поддержке штурмовой авиации, вертолетов и артиллерии. Очаги сопротивления обходятся с флангов и оставляются на растерзание высокоточным видам вооружения – артиллерии и бомбардировочной авиации. Зачем тогда при глубоких рейдовых действиях батальонов снайперы? Как этот взвод будут применять?

При ведении обороны получается еще интереснее. Линия соприкосновения войск теперь уже будет занимать ширину не в несколько сот метров, а в несколько километров, которая складывается из дальности артиллерии всех звеньев: от бригадного до звена оперативного командования, дальности поражения целей ракетными войсками, полосы минирования, заграждений, дальности технических средств разведки и многого другого. Крупные учения с оборонительной тематикой это как раз и показали. То есть дальности целей для снайперов будут уже за пределами 1000 метров. Исходя из ТТХ СВД, что следует? Правильно, нужна другая винтовка, та же В-94. Наша оборонная промышленность сможет обеспечить все снайперские взводы бригад дальнобойными винтовками? Навряд ли. К ним еще нужны прицелы, как ночные, так и дневные. Соответственно нужна своя программа обучения для снайперских взводов, приборы наблюдения и целеуказания, средства связи да много еще чего. Как будут использоваться снайперы отдельного взвода? Если рассуждать логически — будут придаваться в роты. А нужны ли они командиру роты, взвода на своем участке обороны? У них своих проблем полно, а тут еще снайпер или снайперская пара, которые преследуют свою конкретную цель — уничтожать офицеров любого звена, расчеты орудий, таких же снайперов, связистов и всех остальных. Как при нынешней унификации полевой формы различить с расстояния больше чем километр того же офицера? Значит, надо его знать в лицо. У нас намного проще — с нашим командиром постоянно связист бегает. У супостата сложнее — ведь портативная антенна в шлем вмонтирована. Вряд ли командир роты, стоящей в обороне, будет знать, кто находится против него. Хотя если начальник разведки бригады и все разведывательные органы бригады действительно работают, информацию эту добыть не так уж и сложно. А вот в лицо опознать того, кого надо уничтожить, уже намного сложнее.

Так что будет наш снайпер валить все, что увидит. Вот только, думается, недолго. Учитывая насыщенность переднего края средствами технической разведки, наблюдения БЛА, обнаружат снайпера скорее всего после первого же выстрела, и бухнет по его позиции или неуправляемая ракета с беспилотника, или минометный, а то и артиллерийский залп. Обрадуется ли товарищ командир роты такому «привету» от противника?

Ну а про роль снайпера в наступлении и думать нечего, учитывая вышесказанное. Ведь ему некогда даже будет выбрать позицию, поскольку его батальон уйдет вперед во фланг, охватывая укрепленный участок, и рванет дальше.

Link to post
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.
Note: Your post will require moderator approval before it will be visible.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

×
×
  • Create New...